Такое пережила не я одна

on . Posted in Из жизни

В экстремальных ситуациях, когда нужно не только остаться живым, но при этом еще и выполнять тяжелую физическую нагрузку, человеческий  организм так мобилизирует все свои резервные силы, что не просто выживает, но и награждается судьбой долголетием.
Вера Егоровна Сергеева (в девичестве Москалец) родилась 13 сентября 1923 года  в селе Рассыпном в простой  крестьянской семье. Закончила пять классов, много учиться тогда было не принято. Нужно было работать, помогать семье. Вера и помогала.

Лет с 15 работала в колхозе: сначала прицепщицей на тракторе, потом бригадир Иван Глушак посадил ее на трактор. Так и работала она на тракторе  до войны.
Вера Егоровна рассказывает: «Помню первый день войны. Эта страшная весть настигла нас во время строительства  плотины в селе Жуковском. Мы сидели в вагончике, шутили, смеялись. Вдруг слышим, бабы голосят, выскочили, а тут паника началась - все кричат, трактора разъехались, мы на лошадей -  и домой».
И началось страшное время для нашего народа. Послали Веру с другими бабами под Ростов рыть окопы. В ту пору ей еще не исполнилось 18 лет. «Сколько силы там оставили», - говорит Вера Егоровна. - Шутка ли, копать лопатами противотанковые окопы, гнезда для пулеметов на такую глубину, чтобы этого танка или пулемета не было  видно. Копали осенью и  зимой, применяя только ломы, топоры и лопаты.
Вера Егоровна продолжает свой рассказ:
- Ты спрашиваешь, где мы жили. Да вот коров повыгоняли, а на их место нас определили. Привезут соломы возилку, каждый себе возьмет, сколько надо, да и спим на ней.
Хлеба тогда давали по 500 грамм. Есть сильно хотелось. Чтобы как-то выжить, шли в поле в надежде найти что-нибудь поесть. Видим, бураки в земле, замерзли уже, пнем  ногой, чтобы выдернуть, и в мешок. Или кукурузы початок, идем и едим. Как выжили, не знаю.
А один раз при рытье окопов привалило меня землей. Одна косынка наверху осталась, по ней-то и заметили, что меня нет, откопали. Положили на подводу, что землю возили, и в больницу. Ничего, обошлось… Трудно это вспоминать.
Потом работала в Таганроге на заводе, где снаряды делали. Моя  задача была снаряды возить.  Нагрузят их доверху, тачка на одном колесе, катить надо по колее. Иногда, бывало, сойдет тачка с колеи, да снаряды и попадают, нужно  их поднимать,  опять грузить. Тяжело приходилось.
День Победы помню хорошо: жили мы уже не в бараке, а на квартире. Рано утром прибежала хозяйка, стучит в окно: «Девчата, вставайте, война замирилась!» И пошел теперь другой этап жизни - восстановление всего, что разрушено войной. Послали нас  в брянские леса, там мы пилили лес. Вручную. Деревьям больше ста лет, такие, что не обхватишь. Сколько там проработали, не помню, только после случая, когда привалило насмерть деревом нашу знакомую, уехали мы оттуда.
Попали потом на строительство санаториев в Кисловодске, Пятигорске. Здесь уже легче было.
В 1947 году вернулась на родину, в с. Рассыпное. Пошла я в доярки. Вскорости через родню соседки познакомилась со своим будущим мужем Петром   Михайловичем Сергеевым.   Он был мой ровесник, прошел всю войну до Берлина. После свадьбы переехала я к мужу, в Песчанку. Петр поступил на работу в колхоз «Рассвет» трактористом в седьмую бригаду. Умер он рано, в 50 лет. До поры до времени осколок, оставшийся в голове, не давал о себе знать. А потом все случилось неожиданно… Вот остались после него награды: орден Славы  III степени, медали «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За победу над Германией».
Родили мы с Петей сначала двух дочек, Надю и Любу, потом у нас появились двое сыновей - двойняшки Леня и Миша. Дети все живут в Песчанке, дочки уже на пенсии,  работали в торговле. Сыновья сначала вместе с отцом работали, потом перешли в ДРСУ. Миша рано,  в 47 лет, ушел из жизни. Он был похож на отца и так же рано, как и он, умер. Леня работал тоже в ДРСУ. Не раз, награждался Почетными грамотами.
Сейчас живу  с Любой и Леней, они за мной доглядывают, беспокоятся о моем здоровье. Старшая дочь живет тоже рядом, почти напротив нас.
Я после замужества какое-то время еще работала на кирпичном заводе. А потом все время была дома. Мы держали большое хозяйство, огород у нас немаленький, кормил нас всегда,  и дети всегда были догляжены.
Вера Егоровна, когда была моложе, шила своим деткам одежду, вязала им носки из шерсти, которую сама пряла на прялке. Русскую печку тоже сама сделала, пекла в ней пышный хлеб, пироги, да еще, по просьбам детей,  бублики. Часто  по выходным приходили гости - сестры мужа со своими семьями,  Вера Егоровна угощала их  квашеной капустой,  мочеными яблоками, арбузами из бочки. Много рецептов и сейчас помнит, Любе подсказывает. Лет пять назад еще в огороде возилась, сейчас немножечко похуже здоровье стало. Но в больнице никогда не была.
Родные говорят, что Вера Егоровна до сих пор по утрам делает зарядку и детям всегда говорит: « Не сидите, двигаться надо!».   До сих пор может руками достать до земли, не сгибая колен. Работу по своим силам себе всегда найдет, даже сейчас -  луковицу почистит, морковочку на терке потрет, а то пойдет  посмотрит на курочек, на свой любимый огород - все ли в порядке. А когда и на скамеечке посидит под солнышком, рядом с ней и котик пристроится.
Внук Валера и правнуки Толя и Вика очень любят свою бабушку и прабабушку, и она в них тоже души не чает. Все время внуки у бабушки Веры проводили. Родители на работе, так они со школы  прямо к ней и бежали. Бабушка и накормит, и спросит, как дела, и выслушает их детские секреты. Дети ведь очень чувствуют, когда их любят.
Вчера Вера Егоровна Сергеева в кругу своих родных отметила 90-летний юбилей.  Пусть всегда в ее уютном маленьком домике и  ухоженном дворике будет мирно и солнечно, так же, как и в ее душе, потому что свой долг перед Родиной и детьми она выполнила сполна.

Елена ЛУНЕВА.

 

Рейтинг@Mail.ru        ОБД МемориалПодвиг Народа