Первое испытание

. Posted in Новости района

НА СНИМКЕ: Иван Петрович с женой Верой Ивановной и сыновьями Григорием  и Павлом, который, кстати, пошел по стопам отца, став врачом.КАК СНЕГ НА ГОЛОВУ
День 22 мая 1975 Ивану Петровичу КОЦКОМУ запомнился на всю жизнь. После окончания Ростовского мединститута он работал в медсанчасти шахты «40 лет октября» в  маленьком поселке Шумихинский Пермской области. Был педиатром и исполнял обязанности заместителя главврача по поликлинике. В этот день главврача не было в больнице, его замещал Иван Петрович.
Утром, только он зашел в свой рабочий кабинет, раздался телефонный звонок.


- Иван Петрович, у нас отравились дети, - огорошила его заведующая одним из детских садов города.
- Сколько?
- Много, Иван Петрович.
- Сейчас высылаем “скорую”.
- “Скорая” не поможет, мы заказали в шахтоуправлении автобусы, сейчас будем вести детей к вам в больницу.
Из дальнейшего разговора Коцкий узнал, что отравилось больше восьмидесяти малышей, которые в это утро завтракали в детском саду. У всех рвота, головокружение.
И в этот момент началась метель - самая настоящая метель после теплых майских солнечных дней. В другое время для Ивана Коцкого, который в своих южных степях такого никогда не видел, это было бы большим событием. Но сегодня другое происшествие обрушилось на него, как снег на голову.

САМ СЕБЕ И КОМАНДИР, И НАЧАЛЬНИК ШТАБА
В этот день все решения: и организационные, и по лечению - должен был решать он сам.
Первый вопрос: как разместить больных детей? В санчасти было инфекционное отделение на двадцать коек. Всех больных, которые находились там и болезнь которых не представляла угрозы их здоровью, выписали на амбулаторное лечение. Потом на этих койках размещали малышей ­ по два и даже три на одной кровати. Сразу начали промывание желудка.
Вторая проблема: инструментарий. Молодые люди сегодня не представляют, что шприцы и системы для струйного введения лекарства (капельницы по-простому) бывают не одноразового пользования. А между тем два десятка лет назад шприцы и капельницы стерилизовали и использовали много раз. Иван Петрович дал команду собрать в инфекционном отделении все стерилизаторы, все шприцы и капельницы, какие есть в больнице, - оставить только для инъекций инфарктникам. Но все равно сразу всем поступившим капельницы поставить было нельзя - просто не хватало систем.
О случившемся было сообщено вышестоящему начальству в Гремячинский горздравотдел. Оттуда тревожную информацию передали в облздравотдел, из Перми - в Москву, в министерство. Прошло сообщение об отравлении и по профсоюзной линии. И теперь в медсанчасть отовсюду звонили чиновники, просили, требовали провести необходимые лечебные мероприятия для спасения детей.
На двух вертолетах в поселок отправили бригады реаниматологов и инфекционистов. Но они не смогли пробиться сквозь пургу, приземлились в соседнем городке Губаха, километрах в тридцати от Шумихинского. За врачами послали транспорт. Однако времени на ожидание их приезда у Ивана Петровича не было. Он делал назначения, следил за работой медсестер и, главное, состоянием деток, среди которых были и тяжелые.
А в больничном дворе стояли родители и родственники малышей. Выглянувшему в окно доктору показалось, что людей так много, сколько не было 9 мая на городском митинге. Дал команду никого не впускать в отделение - он не мог отвлекаться на разговоры, нельзя было терять ни единой минуты. Тем более, что нехватка капельниц очень осложняла ситуацию.
- Остается один выход - вводить подкожно и класть на место укола грелку, - посоветовала молодому доктору старый опытный врач-гинеколог.
Из учебников Иван Петрович знал об этом, но в своей небольшой практике никогда этим методом не пользовался. Потому что вводить глюкозу или физраствор подкожно - не лучший способ. Однако другого выхода не было. Медсестры стали вводить под кожу 250 - 300 мл глюкозы. На месте укола сразу же надувалась огромная шишка. На нее клали теплую грелку.
После трех часов, когда основные мероприятия уже были выполнены, пришла долгожданная помощь: из соседнего городка сумели пробиться реаниматологи. Они взяли под свою опеку самых тяжелых детей, которые требовали реанимационных мероприятий - их было семь человек. Стало полегче. И хотя Иван Петрович ни на минуту не допускал возможности смерти хоть одного ребенка, теперь у него появилась твердая уверенность в том, что спасут всех, до одного. Так и получилось. Поздним вечером, когда все дети были вне опасности, он вспомнил, что за весь день у него не было во рту ни капли воды, ни крошки хлеба. Но это была такая мелочь! Главное - он мог выйти в больничный двор и не опускать глаз под ожидающими взглядами сотен горожан. Они на него надеялись, и он оправдал их надежды…
Потом, за долгие годы работы, Иван Петрович не раз испытывал это чувство удовлетворенности сделанным, радость оттого, что спасена жизнь маленького человечка. Но тогда это была первая профессиональная победа, первое испытание.

О ПРЕМИИ ЗАБЫЛИ
А телефон не умолкал весь день. Звонили из горкома партии, обкома профсоюза и обкома партии, минздрава - так сказать, держали на контроле. Все просили сделать все возможное для спасения детей, обещали премию.
Но не ради премии врач в тот день принимал рискованные решения, брал на себя ответственность. Он спасал детей: ради них самих и их родителей.
Хотя доброе слово всем приятно, и от премии грех отказываться - тем более, когда она дается за работу в таких экстремальных условиях. Да Бог с ними, наградами. Главное - дело сделано.
На следующий день в детском саду оборудовали нечто вроде стационара, перевезли туда детишек, состояние которых не вызывало беспокойства. Там организовали сестринский пост. Дети послабее еще несколько дней находились в больнице под присмотром врача.
Кстати, как выяснилось, отравились они зеленым горошком, который давали на завтрак. По крайней мере, так показали первые смывы. Но детального анализа сделать не удалось - материалы каким­то чудесным способом исчезли по пути в аэропорт. Бывает и такое…
На страницах нашей газеты несколько лет тому назад был опубликован очерк о враче ЦРБ, кавалере ордена Красного Знамени Иване Петровиче Коцком. Но об этом случае автор не рассказывал, потому что не мог о нем знать. А Иван Петрович, в силу своей природной скромности, и не подумал вспомнить этот, очень достойный факт своей биографии. И лишь недавно информация, переданная в «Новостях» об отравлении большого числа детей в школьной столовой, перенесла его в тот далекий 1975 год, и он, волнуясь, как бы переживая все заново, рассказал о том случае.

Зоя БРЕДИХИНА.

Фото из семейного архива семьи Коцких.

 

Рейтинг@Mail.ru        ОБД МемориалПодвиг Народа